Струкова.М.В.
Главная | Наши правы всегда... Часть 1. Глава 2.v - Форум | Регистрация | Вход
 
Пятница, 20.10.2017, 04:35
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество М.Струковой » Наши правы всегда... (М.Струкова) » Наши правы всегда... Часть 1. Глава 2.v
Наши правы всегда... Часть 1. Глава 2.v
adminsДата: Вторник, 15.03.2011, 17:08 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 68
Репутация: 0
Статус: Offline
* * *

В штаб русских NS я пришел, чтобы заполнить анкету и вступить официально. В чистеньком парке среди клумб стоял маленький домик с флагом на крыше, На красном шелке красовалась свастика, которую здесь было принято именовать солнцеворотом. Вокруг штаба белели высокие стволы берез. Во дворе стояли весёлые парни и девчонки в черной форме. Вскоре нас позвали в помещение. За столом сидел мужик в ментовской форме, перед ним лежал автомат. Потом я узнал, что командир нашего учебного подразделения работает в ППС, и порой приходит на приёмку прямо с дежурства...

Я мечтал о жизни, похожей на фильм. И здесь словно попал в неё, обещающую идеальную войну за идеальную Родину. Войну-праздник. Войну с прекрасными валькириями, летящими в сияющей лазурной бездне. Войну рыцарей, на которых любуется бог-сокол и солнце...
Там я познакомился с людьми, которые думали не про шкурные интересы, они готовы были решать и сражаться за весь народ, за справедливость. Верили в своё высшее предназначение, презирая стадо обывателей. Я стал служить их идеологии. Мои статьи оценил "вождь" Дубровин. А его заместитель Алексей Шамкин пригласил в офис, где мы выпили медовухи и душевно побеседовали. Шамкин выпытывал подробности - как я пришел к национально-патриотическим убеждениям, что читал, что намерен делать дальше. Мне нечего было скрывать. Он намекнул, чтобы я был посдержаннее в своих творениях, иначе организации придется туго.
- Но ведь она создавалась не для развлечения, а для войны, - резонно заметил я.
- Конечно! Но сейчас ещё рано думать о революции.
Вот этим "рано" они меня, в конце концов, и достали...

* * *
Но вернёмся к моему знакомству с тем типом из спецслужб.
То, что я временно выбрался из передряги, избавился от тюрьмы, я приписал Шамкину и тут же позвонил ему:
- Сергей, спасибо, что выручил.
- Не за что.
- Кстати, мне помог некий Павел Акаёмов, что это за тип?
- Ни хрена я про него не знаю, - раздраженно бросил Шамкин. - Это он обо мне всё знает. Будь осторожней, всегда тебе говорил. Слава России! - И он бросил трубку.
Я твёрдо решил послать Акаёмова, и скорее угодить за решётку, чем стать марионеткой в его руках. Национальная идеология, которой я служил, не нуждалась в слабаках и предателях. Подумал, что мог бы грохнуть гада, просто снова достать ствол у "черных следопытов", и убрать дружелюбно-опасного Павла Анатольевича.

А пока я сочинял статьи для партийного сайта.
"Империя это и вопрос крови - крови, которую пролили наши предки, защищая эти пространства. Крови, которую мы не должны предать. "А где кровь наша пролилась - там и земля наша!". Кровь и почва. Сложность в том, что сколько наций, столько и правд, сколько людей, столько и правд. Возможно, правда твоего народа принесет боль другому. Что Чечня права в своей жажде свободы, но ее свобода представляет для России опасность большую, чем теракты. Аналог Золотой Орда с размахом на весь Кавказ. Чем-то нужно поступиться. Делаешь вывод: "Истина - то, что полезно именно твоему народу".

* * *
Насчёт чтива я маньяк. Каждый день проглатываю пару-тройку книг, скачанных из Интернета. В папках моего компа: Бойл Корагессан "Восток есть Восток", "Аквариум" и "Контроль" Суворова, все книги Поланика, тупой "Американский психопат", сорокинский "День опричника", где он здорово протащил мечтания наших монархистов, пара томов Кастанеды, "Танатонавты" Вербера, "Билли Эванс" про футбольных фанатов, "Ангелы ада", "Калигула" Камю, "Письма мастера дзен мастеру фехтования", "Хагакурэ", "Золотой храм" Мисимы и так далее. Мой ноутбук уже зависает, когда смотрю фильмы - наверное, мало памяти осталось. Фильмов у меня тоже хватит на пункт видеопроката.
А Настя моя читает гламурные журналы, статьи которых по интеллектуальной наполненности равны рисунку на стене неандертальской пещеры. Я даже иногда покупаю ей эту дрянь наряду с конфетами "Гейша", которые она обожает. Предполагаю, что она даже мыслит фразами из этой слащавой макулатуры. О чём нам говорить? Только трахаться. Нужна человеку релаксация.
После очередного посещения библиотеки Альдебаран я снова в аське.
- ТС, ты блондинка или брюнетка?
- Лысая.
- Не шути.
- Побрилась наголо. Да нет, издеваюсь, конечно.
- Вдруг ты вообще не девушка, вдруг меня пацан разыгрывает? Обычно мне с девушками не интересно общаться. А с тобой клёво.
- Боишься, что я педик?
- ТС, у тебя были девушки?
- Ты это спрашиваешь, чтобы я спросила: а у тебя были парни?
- Неа. Что я - педик?
- А у меня были девочки.
- Ну и как?
- Когда я дружила с ними, то психологически ощущала себя пацаном - мне хотелось защищать их, говорить им комплименты, дарить цветы. Но для меня это была просто роль, игра. Ничего серьёзного. Ты меня осуждаешь?
- Нет. Но я бы не стал рассказывать подобное.
- Мы не знаем друг друга, у нас нет общих знакомых, поэтому можно болтать обо всём. Ты, наверное, слишком зависим от мнения окружающих. Тебе нужны тренинги по общению, всего-то двести баксов, и ты будешь коммуникабельным, раскованным, успешным. Так реклама утверждает...
- Лучше выпью, и если не я, то мир станет гораздо успешнее часа на два.
ТС не знает, что 200 баксов - это половина моей зарплаты.
- Как ты выглядишь?
- А ты на кого похожа?
- Я обычная...
- Пришли наконец-то фото.
- Скоро пришлю... Ты какие фильмы смотришь, Зверёк?
- Вот сейчас сериал детективный. Там один интересный персонаж есть, он вроде бы второстепенный, но самый классный, по-моему. Кучу народа замочил для своей страны, правда, потом оказалось, что мочил не тех. Но зато с каким вдохновением.
- Нет, я такое смотреть не стану. У тебя и в литературе такие же предпочтения?
- Я не чистоплюй, но когда раскрученных писак почитал, всю эту дрянь, где наркота одна и извращения, то понял - за страну надо сражаться, бороться надо, крематории построить, если надо, лагеря, виселицы вдоль дорог, жечь, расстреливать, вешать, но чтобы в России одни нормальные люди остались, умные, правильные. Не по национальному признаку уничтожать, а просто всех мерзавцев. Чистить надо страну.
- Ты не прав, почему людям нельзя писать о том, что они чувствуют? И насчёт наркотиков - они расширяют сознание, открывают новые горизонты психики. Ты же читал Кастанеду?
- Я понимаю, когда их ученый употребляет и исследует с медицинской точки зрения, но когда толпы школьников на иглу садятся и жизнь заканчивают через несколько лет... Что за государство, где это возможно? Его лечить надо.
- Ты экстремист! - Возмущается ТС.
Вспоминаю о своём имидже порядочного бизнесмена и снова начинаю осторожничать в разговоре...
А потом я сидел за столом перед ноутбуком и сочинял очередную зубодробительную статью для ультраправого сайта под игривую музыку мизрахи. Несоответствие музыки в моих ушах тому, что я сочинял, щекотало мне нервы. Я качал из Сети мелодии Востока, упивался звуками чужой речи. Шерховатость иврита, который в песне мог играть бриллиантовыми переливами. Заунывные и полнозвучные, взмывающие в небо, словно горные вершины, армянские мелодии. Колокольчатые перекаты турецкой музыки. Ритм японских барабанов. Слушая мотивы чужих стран, я переносился в декорации древних раскаленных городов, в пустыни и на каменистые берега над теплыми морями, переставал быть русским, хотел делить с этими людьми их историю, принять их веру, уйти в глубины их философии. Но вот песни обрывались, и я возвращался в общагу с облезлыми обоями и снова становился одним из тех, кого пресса называла «наци», рисуя читателям образ тупого отморозка с кастетом.

* * *
Я люблю болтать с Игорем по телефону поздно вечером с вахты общаги. Охранник в это время дрыхнет на стульях за занавеской. Игорь регулярно и очень вдохновенно описывает свои посещения каких-то церквей в святых мест. В среде патриотов много такой молодежи, которая считает, что православие вытащит общество из ямы, в которую оно свалилось после перестройки, впрочем, по их версии - после революции.
- Игорь, ты же умный начитанный человек, почему веришь одной из сказок? Даже если существует какая-то высшая сила, почему ты уверен, что её верно трактует не иудаизм или протестантизм, а именно православие? Я в Сети ознакомился с Торой, довольно поверхностно, но после этого христианство показалось мне иудаизмом для "чайников", слишком примитивным.
- Вообще-то все религии - это дороги к одному творцу. Но мне ближе вера предков.
- Я бы хотел верить, но мне нужно доказательство - доказательство того, что Бог есть. Мне было бы достаточно увидеть чудо! Доказательство рая, доказательство вечной души. Если я верю в Бога, то как в силу человеческого характера, в нравственные ценности.
- Меня в оппозицию сегодняшнему режиму привела вера, - пафосно декларирует Игорь. - Грядет Апокалипсис, когда будет последняя битва добра и зла, и я хочу в ней участвовать. Демократия с глобализацией готовят мир к приходу Антихриста. Значит, я против демократии.
- Мне чужда любая религия. Но ненавижу идею глобалистов - проект тотальной слежки за людьми, власть кучки богатых мерзавцев над моим народом и мной лично. Они будут указывать, кого мне трахать и что мне пить. Пусть заткнут себе в задницу электронные паспорта. Никогда не приму ИНН.
- Как бы то ни было, у нас всех общая цель - борьба за выживание нашей нации.
- И дружественных ей народов.
- Перебьются! - Так и вижу, как машет рукой бритоголовый соратник.
- Но русские в ответе за тех, кого приручили - как же наследие Империи? Мы привили им русскую культуру, поэтому и едут в Россию все эти гастарбайтеры - им плохо, и они инстинктивно ищут приюта у нас.
Ненавижу расизм. Ненавижу фразу наших националистов: "Я люблю все нации, пока они находятся у себя дома". Приручив толпу народов, теперь бросили их на произвол местных князьков. Разумеется, люди инстинктивно бегут в Москву, всё ещё считая её своей столицей. "Понаехали" - это и ко мне относится, и "Москва - для москвичей". Здоровый национализм и расизм – вещи разные.
- Чурки везут наркотики, воруют здесь, захватывают заводы. - Возмущается Игорь.
- Но ведь при Советах всё было путём - они нам не мешали. Сколько нерусских стали частью нашей науки и культуры, - пытаюсь возразить. - Главное, восстановить гармонию межнациональных отношений с помощью правильной миграционной политики. Государство виновно в том, что сюда ломятся все подряд, а не образованные порядочные люди.

* * *
Анархист одет в красную майку с черно-белым портретом Гитлера и электронным адресом какого-то сайта. Его штаны украшены множеством кармашков с кнопками. Когда-то Анархист объяснил:
- Это очень практично: в одном кармане - мобильник, во втором - записная книжка и ручка, в третьем - нож-бабочка и открывашка для пива, в четвертом - плеер, в пятом - билеты на рок-концерт и флайеры клубов, в шестом - маленький баллончик с краской для графитти, в седьмом - паспорт и билет на метро, в восьмом - пачка сигарет и зажигалка, в девятом - складной серебряный стаканчик для водки, в десятом - ну... спичечный коробок с травкой.
Я хмыкнул: "Забавно".
Мы с Игорем и Германом сидим в комнате Германа, дожидаясь вечера, на который назначили акцию. Молодое, припухшее после похмельного сна лицо Анархиста было задумчивым и печальным.
- Сестра достала, пожаловался он, - говорит: «Что ты из себя представляешь? - Вот мой новый парень - владелец клуба. Мой бывший был заместителем директора казино. А ты читаешь своего Дерриду, или как там его? Вечный студент, бездельник. Третий институт хочешь бросить. Всё ищешь себя? Я младше тебя, а уже главный менеджер. Сейчас человек стоит столько, сколько он зарабатывает. А ты болтаешься по митингам! Вы - все патриоты - бездельники, а в том, что у вас в кармане - вошь на аркане - обвиняете государство. Всё зависит от человека. При любой системе можно жить обеспеченно. А ты перебиваешься случайными заработками»...
- Но тебе же хватает, чего она капризничает?
- Она говорит: «Ты женишься, жену сюда приведешь. Копи на квартиру».
Какое её дело? Эта фигня вообще в мои планы не входит...
По рассказам Анархиста я мог составить представление о его родственничках. Они ждали от единственного сына многого. Под многим подразумевалась стремительная карьера, солидная должность, широкие финансовые возможности. Почему Герман Сергиенко вместо того, чтобы рваться в мир бизнеса, предпочитает сидеть в обезьяннике после Русского Марша или расклеивать стикеры экстремистской организации в метро, родители не понимали. Пару лет назад отец ещё мог бесцеремонно вломиться в Геркину комнату, и провести ревизию книг и плакатов, выбросив все, где были символы похожие на свастику. При этом глава семьи орал: "Ко мне в гости приходят серьёзные люди, бизнесмены, политики, случайно заглянут в твою конуру, а у тебя тут "Майн Кампф". Шпана лохматая!"
Герман дружески общался с представителями разных оппозиционных партий.
- У всех нас главная цель - спасение России, нам нечего делить, - миролюбиво говорил Герка. Но так же, как бросал один вуз и поступал в следующий, вдохновившись другой профессией, он перебегал из партии в партию, легко очаровывался то НБП, то ННП, однажды вступил в КПРФ и даже несколько месяцев был помощником депутата от этой партии. Последним этапом было вступление Германа в партию "Слово славянам". Не надо думать, что наш герой менял партии как перчатки из-за легкомыслия. Нет, Герман занимался традиционным на Руси делом - правдоискательством, и его целью была идеальная партия, где вождь - мудр и справедлив, в офисе не сидят подозрительные длинноносые типы, со спецслужбами дел не имеют, партийные деньги на свои виллы и тачки не тратят. Узнав очередной компромат на очередную партию, Герман в священном негодовании шел и бросал на стол руководства заявление об уходе. Хотя Герману было двадцать три, он порой казался наивнее девятнадцатилетнего Игоря, который пришел в партию из скиновской среды.

* * *
ТС наконец прислала несколько своих снимков по электронке.
На фотках у неё русые, с каштановым отливом волосы, нежный овал лица. Когда она улыбается, на щеках заметны ямочки. Её высокая белая округлая шея в чуть распахнутом вороте тёмной блузки притягивает взгляд. Кажется, что ощущаю губами горячую нежную кожу. На разных фотографиях её глаза разного оттенка - то цвета морской волны, то аквамариновые или прозрачно-серые, словно какой-то драгоценный камень.
Мне понравились её руки. В том, как она опиралась на перила моста на одной фотке, в том, как придерживала шарф на другой, было естественное изящество. Я замечал каждую мелочь и наслаждался, словно произведением искусства. Прозрачно-перламутровый лак на ноготках её белых пальцев. Едва заметные искры серёжек за спиралями локонов. Лёгкий наклон головы. То, как трогательно она прижималась щекой к пушистому воротнику своей шубки. Когда я открывал файлы её фоток, даже сердце на миг останавливалось.
ТС намекала, что неплохо бы встретиться в реале. А я боялся - вдруг она будет не так совершенна, как мне хотелось бы. Может быть, она - единственное совершенство в моей дерьмовой жизни, пусть и остаётся бесплотным духом, ангелом. Да и я могу сильно разочаровать её. Надо мной тяготеет созданный мной имидж солидного бизнесмена, который небрежно перечислял ей страны, где был в турпоездках, достоинства своей новой иномарки, какие-то крутые мероприятия. На самом деле благодаря тоннам прочитанной прессы и книг, я имел много исходного материала для эффектного вранья.
- Что ты ненавидишь больше всего?
- Ложь. - Пишет ТС, моя прекрасная дама.

Я заврался. Заврался. Может быть, я действительно хочу быть директором процветающей фирмы? С женой, сыном, и любовницей-фотомоделью? Который не встречается с ТС, потому что для него их виртуальная дружба ничего не значит. А в действительности я панически боюсь разочароваться и быть разочарованным.
Я пытаюсь сыграть роль идеального мужчины, преуспевающей сволочи. "Ты сам сволочь! Завидуешь и хочешь, чтоб тебе завидовали" - думаю порой с досадой...
По ночам Настя лежит рядом, нежно пахнущая гелем для душа "Молоко и мёд".
У неё небольшие мягкие груди девочки-подростка. Она любит кусать мою шею сбоку, оставляя синяки. Мы связаны инстинктами и рефлексами. Иногда я не открываю, когда она стучит в дверь, она всё больше мешает думать о цели. Настя заземляет меня. Она испечёт мне яблочный рулет с корицей, показывая, что она хозяйственная девочка, постирает мои майки, показывая, что она заботливая девочка, а когда залетит, пропьет курс норколута, чтобы очиститься, а её мать устроит мне сцену. Ах, рыженькая Настя, ты слишком доступна и понятна. Если исчезнешь, даже не замечу. А если исчезнет ТС, она всё равно останется моей иконой. Надо, чтобы в жизни было что-то единственное, чистое и безупречное. Не желаю довольствоваться доступным, изуродован мечтой об идеале, хочу совершенства, сидя в ободранной чужой комнате на задворках чужого города.

* * *
- Как должен пить русский фашист? Фашист должен пить так: закрылся в квартире и ключ выбросил в унитаз, чтобы не шляться по улице с пьяной рожей, позоря форму!.. А ты нажрался и шёл по улице с нашим партийным значком. - Шамкин тихо отчитывал какого-то паренька, совсем малолетку:
Меня это позабавило. Но я не стал спрашивать у Шамкина, а что делать фашисту, когда он "завяжет" жрать водку и захочет выйти из дома - дверь-то закрыта?..
Штаб нашей организации - несколько светлых комнат с широкими зарешеченными окнами, новая мебель, пара компов. Дежурный за столом. Теперь мы не ютимся в домике среди парка, где я когда-то вступал.
Заместитель нашего вождя Дубровина, Шамкин заметил меня, стоящего в дверях кабинета.
- Тимур Романович, заходи.
- Здравствуйте.
- Странное у тебя понятие о русском порядке. Вот читаю я твою статью, он пододвинул распечатку:

"Сегодня некоторые национально-мыслящие люди считают, что русским подойдет то же, что немцам Третьего рейха. Не хотелось бы получить в результате строительства новой империи государство тотального контроля над гражданами с фанатиком-вождем. Я надеюсь - в возрожденной Империи не будет лицемерия диктатуры и моей ненависти к ней. А независимость индивидуума станет высшей общественной ценностью".
Шамкин хмуро смотрел мне в лицо:
-- Да знаешь ли ты, Тимур, какой видит Дубровин Россию после нашей победы? Мы будем жить как в огромном монастыре! России нужна твёрдая рука, а у тебя там какая-то махновщина! Не забывай, что это не твой личный сайт, а партийный. Убери материал с ресурса. Не самодурствуй.

Моя драгоценная партия достала меня своими апокалиптическими настроениями, листовками с лозунгом "Православие или смерть!", ещё недавно она казалась мне рыцарским орденом, а теперь чудится сборищем маргиналов, убеждающих меня в том, что Христос был арийцем и нужно ждать конца света. Это потому что наш вождь ударился в православие. До этого у старика уже было увлечение одинизмом и славянским язычеством...

Я мог бы съязвить, что картинка, нарисованная Шамкиным, напомнила мне роман Сорокина "День опричника", но вряд ли собеседник был знаком с современной прозой такого типа.
В своих произведениях я никогда не подвергал сомнению авторитет вождя или идеологию партии, просто искренне пытался выразить своё видение национал-социализма. Шамкин был прав, с его точки зрения мои статьи действительно провоцировали власть на репрессии. Руководство было уже не теми молодыми людьми, рабочими и служащими, которые когда-то собрались, чтобы создать воинственную организацию, которая сметёт режим. Они повзрослели, а то и постарели. Они не давали своих бойцов в обиду, но и сами не хотели проблем, давая просчитанные интервью, после которых читатели не понимали, что такое русский национализм - то ли нечто сладкое и примиряющее, то ли волк в овечьей шкуре. А молодёжь по-прежнему ждала революции, войны. Но ожидание обещало быть благостно-вечным...

- Какая партия сейчас самая активная? - Спрашиваю я Шамкина. - НБП. О них постоянно сообщают в прессе. Но в чём заключается их протест? То какая-нибудь девочка даст по морде иностранному послу, то в режиссера бросят тухлым яйцом. Но мы - подлинные националисты - не лимоновское НБП, шутовство мы должны оставить тем, для кого политика - развлечение, способ раскрутить собственного вождя ценой своей свободы. Нужно устранить причину всех проблем России - правящую элиту. Начать революцию с отдельных терактов. Высекать и высекать искры, пока, наконец, от одной из них не вспыхнет пламя мятежа. Чтобы пробудить национальные архетипы, показать, как надо защищать Родину, мы должны действовать по классической схеме. Классическая схема - это примитивный варварский бунт. Я допускаю, что взломать портал ЦРУ - подвиг. И спасти чью-то жизнь подвиг. И сохранить старинный храм от разрушения - подвиг. Правильные хорошие дела, требующие мужества, терпения и жертвенности. Но в глубине души народ признаёт за единственно безупречный подвиг вот что: когда ты за Родины встаёшь с оружием в руках против армады врагов и кровью своей и чужой эту землю заливаешь.
Лицо Шамкина багровеет от возмущения, и он орёт:
- Ты какого чёрта подводишь партию? Тебе мало, что у нас несколько человек арестовали только за ношение символики? Мало, что Дубровину дачу сожгли какие-то мудаки, говорят из движения "ред-антифа"? Ещё нам сайт закроют, газету запретят из-за тебя. А хуже всего то, что я недавно был на дне рождения у одного из наших, так тот нажрался, и стал хвастаться, что купил ствол и звал на улицу - валить жидов, коммунистов, хачей, урюков, и негров. И у других, смотрю, глазёнки заблестели - где купил, за сколько, мы тоже хотим... А если нашего арестуют со стволом, так в газетах разорутся дерьмократы: "Наци вооружаются, винтить их, мочить их"... Ты понимаешь последствия своего краснобайства?! А сам смоешься в свой Казахстан и поминай как звали, нам расхлёбывать, что ты заварил. Или успокойся, трибун, или уходи, мы никого не держим насильно!
- Тогда я ухожу из партии. Если здесь подстава и вы надеялись, что застой в вашем болоте разочарует меня и остальных в идее НС, то ошиблись. Я найду что-нибудь покруче! Пароль сайта - 1488, можете превращать его в сборник молитв и стишков про Николая Второго.

© Марина Струкова
 
Форум » Творчество М.Струковой » Наши правы всегда... (М.Струкова) » Наши правы всегда... Часть 1. Глава 2.v
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017