Струкова.М.В.
Главная | Русская готика. Глава 4. - Форум | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 25.06.2017, 03:15
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество М.Струковой » Русская готика (М.Струкова) » Русская готика. Глава 4.
Русская готика. Глава 4.
adminsДата: Вторник, 15.03.2011, 17:31 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 68
Репутация: 0
Статус: Offline
РУССКАЯ ГОТИКА. Глава 4.

* * *
- Как вызвать Сатану?
- Сатана не милиция, чтобы его вызывать.
Услышала Света за своей спиной обрывок диалога.
На заброшенной фабрике, с которой давно растащили и распродали всё, что можно, теперь ночами, в самом глухом корпусе собирались сатанисты. Ржавые труба и рухлядь станков дребезжали от вибрирующего рыка музыки. Скрученный проволокой перевернутый крест торчал у стенки. Тут же стояли мотоциклы.
Прийти сюда Свету соблазнила Лу.
- Мессир - великий маг. Он может вызывать души мёртвых. - Убеждала она. - У них есть некроманты, которые творят чудеса.
- Враньё. Так и поверю, что какой-нибудь прыщавый придурок может командовать призраками. Дурь это, - не соглашалась Света. - Бред.
- Мессир умеет использовать наркотики действительно для расширения сознания. Он настоящий психонавт. - Восторгалась Лалуна.
- Я читала, как Кроули жрал дерьмо вместо причастия, Мессир тоже жрёт? - Насмехалась Света.
- В этом, видимо, есть недоступный нам сакральный смысл, - твердила Лу. Откуда она почерпнула столь великое уважение к Мессиру, лидеру сатанистов, Света так и не поняла. Может быть, Мессир просто нравился наивной черноглазке. Чего не простишь в таком случае...
- Хорошо, мы пойдём на шабаш, - обнадёжила Света.
- Думаешь, это так легко? Думаешь, мы там нужны? Надо ещё узнать, разрешат ли. Слэш знаком с Мессиром. Попрошу Слэша замолвить за нас словечко.
Под вечер из темноты, со стороны одной из многочисленных дырок в заборе появилась симпатичный мальчиш с осветленной челкой, оглядел и значительно предупредил: Идёт Мессир.

Мессир был худобы немыслимой, сутулой, длинноносый с желтовато-серыми глазами. При разговоре он шмыгал носом, капюшон скользил на лоб. Готы глядели на него внимательно, не то чтобы с почтением, но с любопытством.
- Ну что, дети мои, кто желает вкусить метафизической горечи отречения от человечества?
Слэш показал на Лу и Свету: "Дамы хотят посетить Черную мессу. Ты не против?"
Мессир перевёл взгляд мутных глаз на Лу и Свету: "Готессы? Нет проблем".
Потом взял за подбородок мальчиша и поцеловал его прямо в губы, явно с надеждой шокировать ребят: "Хотя нам не очень нужны дамы. Впрочем, если девственницы, можно и в жертву принести".
Крыс демонстративно скривился и ушёл. Лу глядела во все глаза, видимо, раньше о таких только слышала.
Мессир свесил руку сплеча друга. И пара исчезла в кладбищенских кустах.
- Голубые что ли? - Спросила Власта.
- Крепкая мужская дружба, - Слэш состроил глазки.
- Мерзость, - вернулся Крыс с двумя бутылками джин-тоника по полтора литра. - Пидарасы.
- Это их личное дело, - пожала плечами Света.
- Кстати, вдвоём мило смотрятся. Это не банально. - Примирительно сказала Лу.

С кладбища разошлись поздно. На следующий день, под вечер Лу приехала к Свете. Сразу облазила шкаф, пересмотрела косметику Регины, перебрала диски с фильмами, непосредственная как пятилетняя малышка. Потом долго подбирала мейк-ап, подходящий для Светы. Ничего не получалось. В лице Светы не было аристократического шарма Эми, ни кукольности готической Лолиты - Лу, ни резкости Власты с безжалостными светлыми глазами эсэсовки. Обречённо остановились на черной подводке глаз и фиолетовой помаде. Джинсы и майка с германским металлистом в наморднике, тяжелые ботинки.
- Сойдёт, - сказала Света.
- Не очень, - вздохнула Лу, искренне желавшая помочь. Сама Лу трепетала в предвкушении вступления в высший свет Ордена Кроули. То и дело выхватывала из кармана пудреницу и смотрелась в зеркальце. На ней был черный плащ, маленькое черное платье и высокие сапоги. Из сверкающих черных волос выбивались кроваво-красные пряди, а губы были серыми. Антрацитовые глаза горели. Словно героиня из чёрно-белого фильма она возбужденно шагала взад-вперёд напротив Светиного дома, пока рядом резко не затормозил мотоцикл Слэша.

В бесконечном фабричном заборе были дырки - кто-то отодрал железные листы. Лу и Света пробрались внутрь.
Они встали в круг. Мессир под рёв музыки начинал речитативом выговаривать какое-то заклинание. Лу вытягивала шею, стараясь расслышать. Света раздраженно оглядывала окружающих. Посвящения в тайну ничто не гарантировало - вокруг толпились хихикающие подростки в потертой джинсе, пахнущие пивом и анашой.
- Чего они добиваются, Лу?
- Может быть, власти над миром?
- А на фиг она им? Как они смогут ею распорядиться? Трахнуть больше баб и выпить больше водки, чем среднестатистический обыватель. Знаешь, наверное, они просто закомплексованные слабаки. Во дворе их пиздят ровесники, дома гнобят родители, а здесь они отрываются. Я продала бы душу дьяволу, если есть душа и дьявол, за знание об ином мире. За доказательство его существования.
Внезапно в гараж вбежал симпатичный мальчиш и заорал, перекрикивая музыку: "Валим отсюда, скины подъехали!"

Мессир, по-бабьи подбирая балахон, вскарабкался на мотоцикл позади мальчиша, они начали выезжать, но в дверях возник другой, поперек ставший мотоцикл, и всё смешалось в кучу. Лу и Света, схватившись за руки, заметались в толпе.
Как они вырвались в брешь в толпе, расталкивая дерущихся, черт знает. Скины для начала оравой набросились на самых пафосно одетых сатанистов, тех, что в балахонах в гриме. Девчонки продрались через пролом в заборе, бежали, запыхавшись. О счастье! - Слэш уже ждал, покуривая, у мотоцикла. Увидев, широко улыбнулся, стал заводить мотоцикл. С фабрики доносился ор и грохот. Слэш подмигнул: - Ромыч балуется экзорцизмом.
- Знаешь, тех, что на Мессира наехали? - Спросила запыхавшаяся Лу.
- А это мой однокашник. Он скинхед. Мессир могилы изгадил на кладбище, где его родаки зарыты, разрисовал рожами, матерщиной, звездами перевернутыми, насколько фантазии хватило. Ромыч долго сатанистов искал. Ну, я подсказал... Теперь он их отпиздит!
- Чем тебе лично Мессир мешал?
- Гадить на кладбищах - не готично.
- Козел, Слэш! - Закричала Лу, - нас убить могли!
- А вы им нужны? - Скептически заметил наглец. - Зато новости узнаю из первых рук...
- Вот такая сволочь, - обречённо констатировала Лу. - Ой, за нами бегут!
Из ворот фабрики летели несколько парней, один на ходу крутил цепь.
- Суки! Уроем! - Толпа преследователей вразнобой затопала к Слэшу и девчонкам.
- Мля! Влипли мы, - Слэш лихорадочно заводил мотоцикл.
- Говорил, что знаешь Ромыча, чего ж боишься? - Взвизгнула Лу.
- Твою мать! Не вижу там Ромыча! Они все какие-то одинаковые. Подтолкните мотоцикл! Быстрей, быстрей! - Орал Слэш, пытаясь завести байк, его голубые глаза стали круглыми как пуговицы.
- Не плюй в колодец - сам в него попадёшь. - Бросила Лу.
Они едва успели вскочить на сиденье, мотоцикл рванул. Слэшу в каску лязгнула пустая пивная банка. Хорошо, не что-нибудь потяжелее. Они опомнились только когда слезли с мотоцикла возле Светиного дома. Света выматерилась и сказала Лу: "Власти, говоришь, добивается Мессир? Так какого же хуя, извини, так от скинов драпали? Маги херовы".

* * *
На кладбище вечерело. Она сидела за столиком в ограде, соседствующей с Сашиным памятником, переключала плеер. Когда нравилась какая-то песня, могла слушать раз по тридцать подряд. Никого не было на кладбище. Только она, памятник и красная роза на черном мраморе - как антенна - передающая сигнал из мира в мир.
- Когда ты кладёшь красную розу на могилу, то как бы взываешь к нему. - Пояснила Эми. - Раньше проливали на могилы героев кровь жертв, а теперь кладут цветы.
И Света про себя говорила:
- Приходи ко мне, Саша. Приходи. Я врублю музыку, которой ты ещё не слышал, я включу фильм, который ты ещё не видел, я хочу посоветоваться с тобой о мелочах, которые так много значат для меня, я налью тебе красного вина, которое тебе нравилось. - Так и сидели они за столиком в чужой ограде - видимая Света и невидимый Саша.
- Я стану старше тебя, но моя душа навсегда останется четырнадцатилетней девочкой, прибегающей к твоей могиле, когда плохо.
В наушниках так ревела музыка, что Эми едва докричалась до неё:
- Эй! Эгей!
Света сняла "ушки" - так она наушники называла.
- Пойдёшь к нам?
- Если приглашаете.
Пошли к склепу.
- Какие у тебя классные духи... - сказала Света Эми.
- От Avon. Я - навья от Avon.
- Человек боится неопределенности. Самая страшная неопределенность - вопрос: что будет с нами после смерти? - Задумчиво произнесла Эми.
- Мы сгниём, - быстро отреагировал Слэш. - У Джойса в "Улиссе" есть фразочка о том, что молодые покойники гниют быстрее, чем старые. Почему-то запомнилось.
- Мы говорим о душе, - уточнила Власта.
- Если душа - набор определённых черт характера, я в неё верю.
- На взгляд учёных, душа - это связь между нейронами мозга.
- Я видела душу умершего, - сказала Эми. - Как это не удивительно, она выглядела так, как изображают на картинах - голова младенца с крылышками. Я проснулась утром. Из окна падал солнечный свет, и среди пылинок я увидела на миг светящееся личико ребенка и крылья. А позже мне сказали, что умер мой старый учитель. Он всегда был добр ко мне. Наверное, решил попрощаться. - В её прелестных голубых очах блеснули слёзы.

- Как прожить не зря? - Философски вопросил Слэш, ополовинив бутылку "Балтики".
- Самое главное в жизни - поймать максимум положительных эмоций, если они не ловятся, человек начинает бунтовать, пытаясь что-то изменить, вплоть до власти. По-моему, даже революции из-за этого. - Сказала Власта.
- Согласен, - кивнул Слэш. - Но представление о позитивном у каждого индивидуальное. Кто-то желает свободы и счастья для всех, а кто-то рвется за границу под пальмы.
- Наверное, в жизни должно быть то, за что не жалко умереть. - Предположила Света.
- Тогда ты можешь выдумать себе сказку - бросься в какую-нибудь религию, хобби найди. В партию вступи - самую преследуемую, самую ненавистную власти, стань врагом государства. Чтоб тюрьма, терроризм, революция... - Сказала Власта.
- А может, этим я и займусь попозже. - Заявила Света.
- Мы нашли выход - положительные эмоции взращиваем на негативных впечатлениях. Это решение делает нас защищенными от реальности. Чем можно напугать человека, который до ночи тусуется среди могил, всё время размышляет о смерти? - Резюмировала Эми.
- Самурайский кодекс "Хагакурэ" советует воину постоянно думать о своей гибели, представлять её в разных вариантах, тогда он умрёт достойно. Но это сложно. Согласна, чтобы меня сбила машина, но на остальное - не согласна. - Решительно заявила Света.
- Так тебя и спросят.
- Мне приснилось, что сижу перед зелёным монитором компьютера и слышу голос: "Выбирай свою смерть". И там стали появляться разные лица, в том числе и моего брата. Я выбрала его. Это что означает?
- Может быть, к тебе смерть придёт в его облике, - предположила Эми.
- Не могу поверить, что когда человек умирает, ничего не остаётся. Ищу доказательство существования иного мира, доказательства вечной души. А потом посмотрим.
- Зачем тебе это?
- Умереть - это круто. Я боюсь смерти, но в ней есть и соблазн. Тогда наконец-то узнаю, что она из себя представляет. Почему нам хочется узнать о ней больше. Почему когда умирают люди, мы хотим знать подробности? Почему жадно смотрим фильмы ужасов, где кровь рекой и мертвецы - из могил? Смерть нас привлекает или хотим угадать, существует ли за всем этим вечность, бессмертие. В чём смысл жизни, Крыс?
- В том чтобы жить.
- Ну уж от тебя-то я такой пошлости не ожидала. Мне кажется, жизнь дана для того, чтобы человек снова прорвался к бессмертию.
- В детях своих человек бессмертен. - Нежно улыбнулась Эми. - Гены и так далее...
- Ну да. Как будто ты или я похожи на своих родителей и хотим быть такими как они. И как будто наши правнуки будут помнить наши имена... - Покачала головой Власта.
- Власта, я с тобой согласна, - кивнула Света. - Человек умирает, и родные забывают его. Знаете ли вы имена своих прадедов? Я поняла, что от человека на земле остаётся только слава. Поэтому то, что может принести человеку славу, дороже ближних, дома, жизни. Ибо слава - это вечность. Только память о тебе имеет значение - дарит бессмертие. Если бы у меня был талант, я всё принесла бы ему в жертву - любовь, дом, мелкие радости бытия.
- Так он есть у тебя, ты же рисуешь классно, - сказала Лу.
- Откуда я знаю, что это мне поможет?
- Ты должна попробовать. Тогда мы тоже не исчезнем, если ты нас нарисуешь. - И она захлопала кукольными ресницами, прелестная как японская фарфоровая кукла. Света умилилась.
- Я тебя нарисую. Но вообще-то художник должен избирательно относиться к тому, кому давать вечность.
- И вообще давать, - подмигнул Слэш. - А теперь рабочий момент. Кто что нарыл нового в Сети, в магазинах?
Начали обсуждать увиденное и прочитанное.
- Самозащита от грёбаной жизни. - Прокомментировал Крыс.
- Мы правы на все сто. Надо как можно меньше времени прибывать в реальном мире, где время проходит зря. Лучше прожить тысячу жизней где-нибудь в тридевятом царстве за тридевять земель. Можно в толкиеновском Средиземье, можно в говардовском Вантите, или никитинской Артании. - Убежденно сказала Света. Уж кому как не ей это было знать. Как наркоман впарывает себе очередную дозу и ловит кайф, так она торопливо выбирала книги или диски с фильмами и забрасывала их в горящую топку сознания, вечно требующего информации.

У большинства людей всё было наоборот.
Свинская реальность в глазах обывателей однозначно ценнее небесной мечты. Потому что реальность осязаема, её можно хватать, рвать, жрать. И когда писатель извлекает своего персонажа из мира грёз и тычет мордой в дерьмо или сперму, критики одобрительно крякают. Рыцарь должен разлюбить Мадонну и отыметь кухарку на заднем дворе, чтобы толпа зааплодировала, и назвала это победой жизни!

* * *
В апрельский теплый день они сидели на пороге склепа - Света Лу, и Власта, напротив стояли Слэш и Крыс. Откупорили пиво.
- Смотрите, наша Эми! - Воскликнул Слэш.
Эми выглядела непривычно - ни корсажа, ни кружев, строгий костюм кремового оттенка, светлые туфли, легкий макияж, только прическа прежняя - волны и спирали светлых локонов до талии. Серебряный крестик на шее.
- Эй, ты странная какая-то! - Заметил Слэш.
- Привет, ребята. - Сказала Эми звонким голосом, её глаза сияли. - Как жизнь?
- Нормаль, - ответил за всех Крыс.
Эми словно ждала вопроса, и её не разочаровали:
- Ты чо такая гламурная? - Слэш подошел вплотную к Эми, демонстративно заглянул в декольте, хотя видел эту грудь более открытой в корсаже.
- Жизнь изменилась.
- Не заметно.
- Наверное, я должна с вами попрощаться.
- Это как понимать? - Глаза Слэша стали круглые как пуговицы. Такие глаза Света видела у плюшевых мишек.
- Я выхожу замуж на днях.
- Ни фига себе. Маша - не наша. - прокомментировал Слэш.
Остальные молчали. Как-то неожиданно всё получилось.
- Эми, а когда твоя свадьба? Ты ведь нас пригласишь?
- Понимаете, ребята, - мягко улыбнулась Эми. - Это семейное торжество, там будет узкий круг родственников и знакомых.
- Мы думали, что твой узкий круг это мы? - Недобро ухмыльнулся Слэш.
- Да, конечно, как же иначе. Но там будут люди совсем другой возрастной категории, ровесники моего жениха, а ему около сорока. Правда он прекрасно выглядит. И вам там будет неуютно. Но сейчас я приглашаю вас в ресторан. Мы должны красиво попрощаться. Я уезжаю в Германию.
- Нам это не нужно, - сухо сказал Слэш. - Лучше бы как раньше скинулись на портвейн и вмазали возле склепа. Ты забыла, с кем говоришь, Эми: Можно мы будем считать, что похоронили тебя? - Спросил он как-то беззащитно.
- Вы хотите, чтобы я умерла? - Голос Эми дрогнул.
- Нет, конечно. Слэш, ты - дурак! - Возмутилась Лалуна. - Мы желаем тебе счастья, мы любим тебя, Эми. Ты классная! Пусть у тебя родится мальчик, похожий на Вилле Вало. И вообще пусть сбудется все, что ты себе сама желаешь, как пишут в открытках.
- Спасибо, Лу. Удачи, ребята, - и Эми побежала к выходу, взрослая яркая женщина. Все смотрели вслед.
- Она нас предала, - сказала Власта. - Ей западло пригласить нас, своих друзей. Она боится, что в своём прикиде скомпрометируем её, леди из высшего света.

- Не смей так говорить о ней, просто Маша выросла из этой фигни. - Вызверился Крыс.
- Фигни? Это наша жизнь! - Закричала Власта, - это наш образ мышления, если ты и Эми в это играли, мы этим жили.
- Вы помните, как Эми, то есть Маша, с нами нянчилась? Как её предки нас из тюрьмы вытаскивали, нам ведь сроки грозили за хулиганство? И если сейчас она решила жить, как все, то не виновата. Вообще удивительно, как она оказалась здесь, на кладбище.
- Конечно, богатенькой девочке хотелось острых ощущений, чего-то утонченного и изысканного до боли. Она поиграла и свалила, интеллигентно нас послав. Чего ты трясешься, Крыс? Ты ведь из-за неё к нам пришёл. Панк.
- Да, из-за неё. - Сказал Крыс. И Света удивилась, каким он выглядел взрослым и строгим. И поняла, что между ней и Крысом что-то безвозвратно потеряно, какая-то возможность на примирение с реальностью.
- Давай посмотрим, кого там похоронили, - попробовала отвлечь всех от грустных мыслей Власта. Они подошли к свежей могиле. Надпись была короткой "Иванов Сергей Алексеевич". - Добро пожаловать, Сергей Алексеевич. - Сказал Крыс, плеснув на могилу пива. - Здесь никто не будет тебе мозги ебать.

© Струкова Марина

 
Форум » Творчество М.Струковой » Русская готика (М.Струкова) » Русская готика. Глава 4.
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017